9 мая 2020 года наша страна будет отмечать 75-летие со дня Победы. И пусть в силу неоспоримых причин не состоится торжественный парад на Красной площади, а также другие мероприятия, посвященные трагическим и славным событиям Великой Отечественной войны, ничто не помешает нам вспомнить в этот день там, где мы будем находиться, как тяжело приходилось людям, которые отдавали всё ради Победы и тем самым сделали ее возможной.
Вестибюль библиотеки, 1941 год
Не оставалась в стороне от войны и Библиотека иностранной литературы: многие ее сотрудники ушли на фронт, остальные продолжали работать, стараясь защитить уникальное книжное наследие от уничтожения: кто-то увозил книги в эвакуацию, кто-то спасал их от холода, сырости и бомб в Москве.

Кроме того, Библиотека иностранной литературы, являясь центральным учреждением страны, ответственным за хранение и систематизацию иностранных книг и за взаимодействие с иностранными языками, стала всесторонне помогать фронту с переводом и расшифровкой вражеских документов, с обучением военных немецкому и английскому языкам…

В течение почти всей войны библиотеку возглавляла Маргарита Ивановна Рудомино. Лишь в конце 1941 — начале 1942 года ей пришлось, оставив должность директора, провести несколько месяцев в эвакуации, но она, вернувшись после этого вынужденного перерыва в Москву, и дальше с блеском вела за собой коллектив.
Маргарита Ивановна Рудомино
в истории Библиотеки иностранной литературы
Маргарита Ивановна Рудомино
Маргарита Ивановна в Бабельсберге под Потсдамом, август 1945 года
Маргарита Ивановна Рудомино (1900–1990) — библиотекарь и библиотековед, основательница Библиотеки иностранной литературы.

В июле 1921 года она была назначена заведующей библиотекой при организуемом в Москве Неофилологическом институте. Но уже в августе 1921 года институт ликвидировали, и библиотеку ждала бы та же судьба, если бы не настойчивость и твердость Маргариты Ивановны: после долгих просьб и уговоров с ее стороны Народный комиссариат просвещения утвердил Неофилологическую библиотеку как самостоятельное учреждение. В апреле 1922 года библиотека приняла первых читателей, а в 1924 году ее переименовали в Государственную библиотеку иностранной литературы.

Первые полвека своей работы библиотека часто переезжала. Сначала она располагалась в Денежном переулке, потом в здании Исторического музея на Красной площади, а к началу Великой Отечественной войны более десяти лет занимала помещение Храма святых бессребреников и чудотворцев Космы и Дамиана в Столешниковом переулке, куда переехала стараниями Маргариты Ивановны.
В 1943 году Рудомино получила для библиотеки особняк в Лопухинском переулке, а спустя еще один переезд (в период с 1949 года по 1967 год она была открыта на улице Разина, нынешней Варварке) «Иностранка» наконец-то обосновалась в собственном здании на Ульяновской улице, которая теперь называется Николоямской.

Благодаря знаниям и энтузиазму Маргариты Ивановны Рудомино библиотеке удавалось постоянно расти и развиваться. Но в 1973 году высшее руководство отправило Маргариту Ивановну на пенсию. В 1990 году ей все же были оказаны полагающиеся почести, правда, случилось это уже после ее смерти: за выдающиеся заслуги Маргариты Ивановны перед Библиотекой иностранной литературы и всем российским библиотечным сообществом ее имя было присвоено основанной ею библиотеке.

В этом году мы отмечаем 120-летний юбилей со дня рождения Маргариты Ивановны. Подробную биографию основательницы Библиотеки иностранной литературы читайте здесь.

М. И. Рудомино просматривает дар Британского совета, 1943 год
«Иностранка» в годы Великой Отечественной войны
1941 год. Начало войны
22 июня 1941 года
Гитлеровские войска и их союзники нападают на СССР: наносят авиаудары по городам и аэродромам, переходят западные границы страны.
22 июня 1941 года
Поликарпов предлагает Маргарите Ивановне работать на радио, но она не хочет оставлять дорогое ее сердцу учреждение, опыт работы с которым она в сжатые сроки никому не может передать. Тогда Поликарпов дает задание стать антифашистским центром пропаганды и собирать материалы для контрпропаганды для воинских частей и Политического управления (ПУРа) Красной Армии.
22 июня 1941 года
Немедленно после объявления войны библиотека перестраивает работу сообразно задачам военного времени и нуждам обороны. В первый день войны в ее стенах открывается выставка «Борьба с фашизмом», на которой демонстрируются книги антифашистских писателей разных стран, на разных языках.
8 июля 1941 года
Составляется распоряжение по ГЦБИЛ об организации пожарной команды и ее обязанностях. Вскоре начинаются бомбардировки Москвы, сотрудники библиотеки и даже некоторые постоянные читатели вынуждены дежурить по ночам, чтобы предотвратить возможный пожар в случае попадания в здание немецких снарядов. Теперь библиотекари готовы в любой момент броситься к лопатам, ведрам с песком, щипцам для тушения зажигательных бомб.
Конец июня — осень 1941 года
Начинается полоса непрерывных запросов на тему борьбы с фашизмом и ответных справок различным организациям и отдельным лицам. Библиотека снабжает антифашистскими материалами.
«В помощь Библиотеке была дана довольно большая группа студентов старших курсов Института иностранных языков. К тому времени у нас уже была составлена библиография "Антифашистские писатели". Буквально со следующего дня началась активная работа по обеспечению ПУРа материалами контрпропаганды, которые бригаде сотрудников Библиотеки и студентов Института иностранных языков удавалось найти (например, мы нашли высказывание Геббельса "Пушки вместо масла")».
М. И. Рудомино «Книги моей судьбы: воспоминания ровесницы ХХ века»
Маргариту Ивановну Рудомино объявление о начале войны застает в деревне, в Барвихе. Ей звонит муж, а спустя пару часов ее уже вызывают в ЦК партии. Добраться до Москвы очень трудно: поезда мгновенно отменяют, а ее личный автомобиль мобилизуют, но ее довозит до ЦК на своей машине один из его сотрудников, отдыхающий в барвихинском санатории. Рудомино принимает заведующий отделом агитации и пропаганды Поликарпов, с которым она знакома еще по Наркомпросу.

Поликарпов предлагает Маргарите Ивановне работать на радио, но она не хочет оставлять дорогое ее сердцу учреждение, опыт работы с которым она в сжатые сроки никому не может передать. Тогда Поликарпов дает библиотеке задание стать антифашистским центром пропаганды и собирать материалы для контрпропаганды для воинских частей и Политического управления (ПУРа) Красной Армии.

Начинается полоса непрерывных запросов на тему борьбы с фашизмом и ответных справок различным организациям и отдельным лицам. Библиотека снабжает антифашистскими материалами Совинформбюро, ТАСС, Радиокомитет, Всесоюзное общество культурной связи с заграницей, Институт мировой литературы, редакции газет и журналов, а также писателей, составителей антифашистских сборников, библиотекарей, педагогов и т. д.
В Парке культуры имени Горького организуется антифашистский вечер, на котором присутствует более 1000 человек. Помощь фронту выражается не только в литературной пропаганде, но и в непосредственном обслуживании военных нужд. Когда фронт приближается к Москве, библиотека не раз берет на себя переводы захваченных у немцев дневников, записей и других материалов. Так, на одном из подступов к Москве Н-ской частью захватывается дневник немецкого офицера, содержащий ценные сведения о войсках противника. Однако записи в нем сделаны таким мелким и неразборчивым почерком, с таким количеством специфических сокращений и специальной лексики, что прочитать это не представляется возможным. Командование части присылает этот дневник в ГЦБИЛ — со слабой надеждой, что там это поймут и расшифруют, и консультанты библиотеки блестяще справляются с этой непостижимой по трудности работой…
План работ МПВО на III и IV кварталы 1942 года
Библиотека рассылает по запросам книги в воинские части и освобожденные районы. Весь коллектив без исключения включается в работу по обслуживанию московских госпиталей — причем библиотекари не только читают вслух раненым и не только показывают перед ними театральные сценки, подготовленные в кружках при ГЦБИЛ, но и стирают белье и бинты, пишут письма за тех, кто самостоятельно писать не может, и даже помогают медсестрам.

Все в библиотеке понимают, что следует быть готовыми к бомбардировкам. А любая бомба угрожает книгам не только сама по себе, но и возможным последующим пожаром.

Именно поэтому в 1941 году в Библиотеке иностранной литературы была организована МПВО Местная противовоздушная оборона.

Это система мероприятий, проводимых органами власти под руководством военных организаций в целях защиты населения и объектов народного хозяйства от нападения противника с воздуха, ликвидации последствий его ударов, создания нормальных условий для работы промышленных предприятий, электростанций, транспорта, аэродромов и др.

- Словарь терминов МЧС, 2010
Отчет о работе МПВО на I полугодие 1942 года
«Особенно много приходило материалов, написанных готическим шрифтом. Как известно, до войны в наших школах готический шрифт не изучался: немецкий язык преподавался только с латинским шрифтом. Столкнувшись с готическим шрифтом, наши офицеры не могли прочесть текст. Библиотека старалась помочь военным овладеть немецким языком скоростным методом. Для этого была составлена брошюра "Грамматический минимум. Немецкий язык. ГЦБИЛ, 1941 г." Этот краткий, необходимый для военного времени учебник был размножен на ротаторе и разослан во многие воинские части».
М. И. Рудомино «Книги моей судьбы: воспоминания ровесницы ХХ века»
Архивные документы начала войны
К разделу «8 июля 1941 года»
Расписание дежурств бойцов самозащиты и пожарной команды ГЦБИЛ. 1941 год
К разделу «Конец июня — осень 1941 года»
~
1941 год. Эвакуация
Июль — ноябрь 1941 года
Лучшая часть книжного фонда Библиотеки иностранной литературы — редкие книги и ценные коллекции — эвакуируется вместе с ценностями из музеев Москвы в город Хвалынск Саратовской области. Книги сопровождают три сотрудницы библиотеки. Позже, в связи с приближением фронта к Сталинграду, книги и музейные ценности перевозятся за Урал, в город Кустанай (теперь — Костанай) Казахской ССР.
Август 1941 года
После попадания зажигательной бомбы в Храм святых бессребреников и чудотворцев Космы и Дамиана, где тогда располагается основное помещение библиотеки, чуть не возникает пожар. 70-летняя заведующая хранением Ю. А. Александрова спасает «Иностранку», сбрасывая бомбу с церковного купола.
30 сентября 1941 года
Начинается Московская битва.
15 октября 1941 года
Государственный комитет обороны принимает постановление «Об эвакуации столицы СССР г. Москвы».
16 октября 1941 года
Маргарита Ивановна Рудомино вместе с мужем, Василием Николаевичем Москаленко, отправляется в эвакуацию. Их дети, а также большинство сотрудников библиотеки к этому времени уже эвакуированы. Рудомино едет в родной Саратов и поселяется в общежитии Саратовского государственного университета.
1 ноября 1941 года
Составляется список сотрудников, сопровождающих часть библиотечного фонда в Челябинск.
8 ноября 1941 года
Отбывшую в эвакуацию Маргариту Ивановну Рудомино временно освобождают от должности директора библиотеки. Согласно приказу, 17 октября 1941 года, то есть на следующий день после того, как Рудомино отправляется в Саратов, временно исполняющей обязанности директора становится Юлия Андреевна Александрова, заведующая хранением.*
Архивные документы периода эвакуации
К разделу «Июль — ноябрь 1941 года»
«На барже. 30/VII. В ночь отъезда в 10 часов — воздушная тревога и очень основательный налет. Казалось, все фашистские самолеты, отогнанные от Москвы, решили освобождаться от своих грузов по соседству с нашей баржей… Бухали орудия, истошно визжали фугаски, напряженно шарили по небу прожекторы, беря "в ножницы" вражеские самолеты. Время от времени рядом с маленькими тусклыми звездами появлялись светящиеся шары — осветительные ракеты — и медленно шли вниз. Тревога продолжалась до рассвета.

Следующая ночь — снова тревога. На нашу баржу налетел буксир. Небольшая пробоина в носовой части… Тов. Морозов предложил всем "не волноваться, но быть наготове, не вставать, но одеваться, спать, но прислушиваться"…

31/VII. Утром — новые волнения. Еще ночью стал протекать наш "потолок". На грузы и людей закапала вода. В кромешной тьме началось массовое переселение. Утром проверяли грузы, закрывали их клеенками и брезентом.

Хвалынск. Август. Приехали 16 августа. "Домой", т. е. в отведенный нам под временное жилье дом отдыха "Просвещенец" большинство попало лишь 19-го, 20-го. С утра до вечера разгрузка, с вечера до утра — дежурства на пристани, в школе. Телега берет не больше 4-5 ящиков. Жара и пыль. Целыми днями курсируют между пристанью и школой сопровождающие.

Сентябрь. Отведенная под грузы школа оказалась мала. Переезжаем в новое помещение, осваиваем его. Грузчиков в городе мало — становимся грузчиками. Изобретаются особые "дамские" способы передвижки ящиков — кантование и танцевание. Последний метод просто гениален. Имя творца его, к сожалению, осталось неизвестным… Пятипудовый ящичек ставится "на попа", "танцующая" берется за верх — и ящик плавно передвигается в ее объятиях к месту своего назначения. Когда надо забросить эту "крошку" на третий-четвертый этаж, созывается "мир". Восемь пар рук, дружное "взяли" — и многострадальный ящик как пушинка взлетает вверх…

Конец октября — ноябрь. Фронт приближается, надо дальше увозить наши грузы. Спешно готовимся к отъезду. Вскрываем, заколачиваем, ремонтируем ящики… Рабочий день установлен "от зари до зари". На помощь приходит молодежь, дети. Даже малыши сосредоточенно вытаскивают гвозди, собирают железки и рейки.

Снова поехали наши грузы. Снова телеги, грузовики, досчаники. Но сейчас — ноябрь. Пронизывающий ветер, мокрые хлопья снега. Бригадиры, сопровождающие и дежурные целыми днями на улице, лишь на час-другой забегают погреться у печки. Всю ночь, сменяя друг друга, дежурим на пристани. Утром — очистка ящиков от снега… Сколько перегрузок выдержали наши ящики. Из школы — на телеги, с телег — на досчаник, с досчаника — на пароход, с парохода — на вагонетки, с вагонеток — в вагоны.

В поезде. Медленно движется состав по заснеженным, безлюдным степям. По краям — классные вагоны, в середине — 10 товарных с таинственной меловой надписью "Муз.". По ночам на разъездах и полустанках открываются дверцы вагонов, и на землю спрыгивают закутанные женские фигуры. Высоко подняв фонарь "летучая мышь", они обходят состав кругом, ощупывают каждую пломбу. По 2-3 полуторачасовых дежурства в ночь приходится на члена эшелона и столько же на день. Охраняем вагоны не только от злоумышленников, но и от чрезмерного рвения железнодорожных сцепщиков, которые упорно и коварно расцепляют наш состав и сцепляют его снова в самых фантастических сочетаниях; как ни бдительна дежурная, как ни кидается она волком на каждого проходящего железнодорожника, — редко удается ей уберечь состав от этой неприятности. "Расцепили, проклятые!" горестно кричит дежурная, и товарищ Морозов отправляется собирать разбежавшиеся вагоны…

Всё это и много других эпизодов вспоминается сейчас. Восьмой месяц существует наш, почти целиком женский, коллектив, возникший и сплотившийся в пути, в тревогах, в трудных, зачастую, испытаниях. Многому мы научились, приобрели закалку, выносливость и новые навыки и качества! Мы не боимся трудностей и знаем, что в любых условиях сумеем с честью выполнить порученное нам дело — охрану наших грузов в дни великой всенародной борьбы с черными силами фашизма».

- из дневника главного библиографа ГЦБИЛ И. М. Левидовой об эвакуации книжных фондов библиотеки (1941 год).
Телефонограмма Рудомино о расчетах на сотрудников, сопровождающих грузы
К разделу «1 ноября 1941 года»
К разделу «8 ноября 1941 года»
Приказ Наркомпроса об освобождении М.И. Рудомино от должности, 1941 год
«В последнем квартале 1941 г. условия военной зимы, отсутствие топлива и света не могли не отразиться на работе б[иблиоте]ки. Правда, читальный зал и отдел абонемента работали все время бесперебойно, но количество читателей, число посещений и книговыдач заметно снизилось. Те же виды б[иблиоте]чной работы, которые не подчинены в такой степени независящим от б[иблиоте]ки условиям, продолжали проводиться с прежней и даже возросшей интенсивностью. В результате получилось, что план 1941 г. завершен с некоторым недовыполнением контрольных цифр, относящихся к посещаемости б[иблиоте]ки, но зато с большим перевыполнением цифровых показателей по внутренней б[иблиоте]чной работе. Так, перевыполнен на 40% план книжных тематических выставок и на 33% — план составления библиографических указателей».
«Отчет ГЦБИЛ за 1941 год»
Врио директора ГЦБИЛ Ю. А. Александрова
Телеграмма М. И. Рудомино в Саратов. 1941 год
~
1942 год
Январь 1942 года
Маргарита Ивановна Рудомино, продолжая трудиться на благо библиотеки и в эвакуации, отправляет из Саратова в Совет народных комиссаров РСФСР докладную записку и проект Постановления о массовом распространении иностранных языков в военное время.
21 января 1942 года
В библиотеке открывается выставка «Национально-освободительные войны в художественной литературе». Кроме того, в течение всего года в вестибюле здания открыта выставка «Отечественная война» (советские издания на русском и иностранных языках).
Февраль 1942 года
Рудомино возвращается из эвакуации в библиотеку, сотрудники которой по-прежнему активно расшифровывают немецкие фронтовые материалы, особенно написанные готическим шрифтом, и обучают военных, как с ним работать.
Зима — весна 1942 года
Основное помещение библиотеки в Храме Космы и Дамиана становится почти непригодным для нормальной работы. Нет нужды говорить о том, что оно и в мирное время не очень подходило для хранения фондов и обслуживания читателей, а война обнажила эту неприспособленность с особой беспощадностью. При первых же бомбежках вылетели стекла, прохудилась и без того ветхая крыша; срочно пришлось принимать меры по предотвращению возгораний. Дежурные библиотекари в читальных залах не имели права покидать свой пост до прихода смены, в противном случае это приравнивалось к дезертирству с поля боя.
3 апреля 1942 года
Обращение руководства библиотеки о плачевном состоянии здания и трудностях, с которыми сталкиваются в своей работе библиотекари.
20 апреля 1942 года
Конец Московской битвы. Гитлеровские войска терпят сокрушительное поражение, и теперь они отброшены на много километров от Москвы и близлежащих областей.
24 апреля 1942 года
Библиотека организует выставку, приуроченную к Антифашистской сессии в 1-м МГУ.
27 мая 1942 года
По запросу от Калининского областного отдела народного образования Библиотека иностранной литературы передает в библиотеку Калинина, разрушенную во время оккупации города, книги на иностранных языках из своего обменно-резервного фонда «в количестве 379 корешков».
12 октября 1942 года
Маргарита Ивановна Рудомино обращается в Боткинскую больницу с предложением о создании при больнице филиала библиотеки. Подобные филиалы уже существуют при нескольких других больницах. Сотрудники библиотеки предлагают для находящихся на лечении бойцов Красной Армии литературу разной степени сложности в зависимости от их уровня владения иностранным языком. Кроме того, проводится и обучение иностранным языкам в виде индивидуальных консультаций и кружков.
Архивные документы 1942 года
Обращение в ЗАГОТЗЕРНО
К разделу «Январь 1942 года»
Проект Постановления о массовом распространении иностранных языков в военное время:

«Особенную политическую актуализацию приобрело знание иностранных языков в военное время. Чтобы лучше распознать врага — надо знать его язык.

Опыт показал, что действовать через переводчика, особенно в условиях войны — недостаточно, необходимо знать иностранный язык хотя бы настолько, чтобы понять чужую речь и самому с небольшим запасом слов, но самостоятельно, высказать свою мысль. <…>

Для устранения причин, мешающих делу обучения иностранным языкам, столь важному в военное время, считала бы целесообразным выдвинуть следующие предложения:

1. Поручить Наркомпросу РСФСР широко развить массовую работу по распространению иностранных языков среди взрослого гражданского населения. Для организации этого дела в Наркомпросе должен быть создан отдел по иностранным языкам при Управлении Политпросветработы. В функции отдела должна входить организация очного, заочного и самостоятельного образования по иностранным языкам среди взрослого населения, как в центре, так и на местах…

2. Обязать «Издательство на иностранных языках» издать массовыми тиражами учебники английского и немецкого языков ускоренного типа, разговорники, <...> словари, а также серию учебных пособий со словарем для чтения…

3. Предложить Радиокомитету ввести в передачу регулярное преподавание иностранных языков по радио, при этом желательно время от времени проводить литературно-художественные передачи на иностранных языках для знающих (художественное чтение, небольшие пьесы, скетчи, пение и друг.)…

4. Предложить Наркомпросу РСФСР организовать в ряде крупных городов Республики специальные библиотеки иностранных книг или организовать филиалы Государственной Центральной Библиотеки Иностранной Литературы…»
К разделу «3 апреля 1942 года»
«Дирекция Государственной Центральной библиотеки Иностранной Литературы просит оказать содействие в срочном получении оконного стекла для отдела абонемента. Из-за отсутствия оконного стекла мы вынуждены работать при температуре 3-5 градусов ниже нуля. Книги промерзли насквозь!»обращение руководства библиотеки о плачевном состоянии здания, 3 апреля 1942 года.
К разделу «27 мая 1942 года»
Акт о передаче книг в город Калинин, 1942 год
~
1943 год
2 февраля 1943 года
После попадания в здание библиотеки в Столешниковом переулке зажигательных бомб стало почти непригодно для использования Рудомино предлагает меры по спасению книг на иностранных языках, оставшихся на территории бывшей АССР Немцев Поволжья. Ее план включает в себя описание имеющихся изданий во всех населенных пунктах бывшей республики, систематизацию и распределение этих изданий по библиотекам страны силами сотрудников Библиотеки иностранной литературы, отправку книг по библиотекам.


Июнь 1943 год
Сотрудники библиотеки составляют список материальных повреждений, причиненных библиотеке за время войны, и перечень необходимых расходов.
23 ноября 1943 года
Маргарита Ивановна Рудомино, уверенная в том, что в войне уже произошел решительный перелом и что нужно понемногу начинать налаживать нормальную жизнь, составляет письмо с просьбой о реэвакуации всех эвакуированных документов библиотеки. Причин для такого письма много: новые читальные залы в Лопухинском переулке привлекают новых читателей, те запрашивают книги, находящиеся в эвакуации и, конечно, остаются разочарованы их недоступностью; очень не хватает изданий по западному литературоведению и лингвистике, а также книг на славянских языках.
1943 год
Библиотека иностранной литературы помогает пострадавшим от войны областным библиотекам. Просматривает действующие и резервные книжные фонды и предоставляет издания для местных и центральных библиотек, подбирает книги для библиотек, фонды которых были разграблены, рассылает библиографические материалы. Сотрудники библиотеки посещают с рабочими командировками Архангельск, Саратов и другие города страны.
Помещение библиотеки в Столешниковом переулке после попадания в него зажигательных бомб стало почти непригодно для использования: в куполе храма зияет дыра, один из читальных залов превращен в часть книгохранилища, места катастрофически не хватает. Маргарита Ивановна Рудомино задумывается над тем, чтобы отремонтировать его или, что еще лучше, получить для библиотеки другое здание.

В итоге Рудомино добивается того, чтобы ей выделили особняк в Лопухинском переулке. В октябре 1943 года на втором этаже здания — первый этаж освобождается лишь к концу войны — начинают работать читальные залы Библиотеки иностранной литературы. Книгохранилище же по-прежнему остается в помещении Храма Космы и Дамиана.

Несмотря на условия военного времени, библиотека имеет возможность получать новую языковедческую и методическую литературу и приобретает все наиболее ценное из книг и периодики в этой области, особенно книги по военной тематике и лексике. Время от времени из учебников, словарей и книг серии «Круг чтения» она составляет для отдельных частей Красной Армии специальные библиотечки.
Архивные документы 1943 года
Письмо из Наркомпроса в ГЦБИЛ о состоянии архива (29.03.1943 год)
Письмо директора ГЦБИЛ в Наркомпрос о ремонте крыши здания библиотеки (26.07.1943 год)
Письмо из Наркомпроса директору ГЦБИЛ об отчете о состоянии кадров библиотеки (29.07.1943 год)
Письмо из ГЦБИЛ директору Первого подшипникового завода (13.08.1943 год)
Письмо директора ГЦБИЛ в Наркомпрос об утверждении сметы на спецсредства (05.09.1943 год)
Письмо из Наркомпроса директору ГЦБИЛ об израсходованных средствах МПВО (01.10.1943 год)
Рапорт руководства ГЦБИЛ Н. Ф. Гаврилову об открытии для читателей нового помещения (06.11.1943 год)
Письмо А. К. Эдера М. И. Рудомино о работе на фронте (05.04.1943 год)
К разделу «Июнь 1943 года»
~
1944 год
Библиотека продолжает направлять все усилия на продвижение антифашистской литературы, представляющей освободительную борьбу разных народов с агрессорами и являющейся орудием идейно-политического разгрома фашизма.
Библиотека возвращает в целости и сохранности книги, вывезенные в эвакуацию в 1941 году, и обрабатывает их. Всем изданиям стараются, несмотря на ограниченность места в библиотеке, найти место на полках книгохранилища. И все же многие возвращенные книги долгое время остаются в ящиках. Эти ящики впоследствии используются для создания простейших полок, на которые встают как реэвакуированные, так и новые документы.
Библиотека после долгого перерыва, вызванного войной, вновь начинает оказывать помощь посетителям, самостоятельно изучающим иностранные языки, и преподавателям иностранных языков. Проводятся индивидуальные консультации по английскому, немецкому языкам, за ноябрь и декабрь организуется 13 языковых кружков.
Составляются списки литературы на самые актуальные темы, например о Великой Отечественной войне Советского народа в отражении иностранной художественной литературы, об англо-американской антифашистской литературе и другие.
Библиотека иностранной литературы активно сотрудничает с библиотеками стран, поддерживающих СССР в борьбе с гитлеровской Германией: за год она получает в дар из-за рубежа около 1500 книг. Так, США через посредство Всесоюзного общества культурной связи с заграницей отправляют в Москву несколько коллекций: произведения Германа Мелвилла и литературу о нем от Э. Меткаф-Мелвилл, внучки писателя; стихи современных американских поэтов от Арчибальда Маклиша, директора Библиотеки Конгресса, который впоследствии становится заместителем государственного секретаря США по вопросам культуры; собрание книг поэта Эдвина Арлингтона Робинсона и посвященные ему издания от американского Пресс-бюро.
Сентябрь 1944 года
Штатная комиссия при Совнаркоме СССР утверждает для библиотеки еще 13 штатных единиц. До войны в библиотеке работало 120 человек, а к концу 1944 года в ней числится 63 сотрудника, из которых 41 человек — это библиотечные работники, а 22 — административно-хозяйственный персонал.
Ноябрь 1944 года
Директор Библиотеки иностранной литературы Маргарита Ивановна Рудомино составляет Объяснительную записку к спискам немецких библиотек, литературных обществ и издательств, фонды которых предполагается использовать в счет репараций. Все данные в списках берутся из справочников, опубликованных в Германии уже при Гитлере.*
Конец 1944 года
Предприятия, в которых до войны размещались филиалы Библиотеки иностранной литературы, обратились к ней с просьбой возобновить прерванную деятельность. Еще раньше она уже успела вновь открыть филиал на Первом государственном подшипниковом заводе.
Список включает в себя несколько категорий: «Специальные библиотеки», «Литературный общества и объединения», «Библиотеки философских (в нашем смысле: историко-филологических) факультетов университетов», «Государственные публичные и городские библиотеки», «Библиотеки книжных объединений», «Издательства». Защищая интересы отечественных библиотек, разрушенных или потерявших свои фонды в результате войны, но также и с заботой о библиотеках Германии, которой, очевидно, придется потратить немало усилий, чтобы вернуться на прежний культурный уровень, Маргарита Ивановна утверждает, что дело должно вестись крайне внимательно и аккуратно: одни библиотеки нужно лишь обследовать, оставляя в неприкосновенности их фонды, в других — стараться выискивать дублеты и триплеты, в третьих — проверить, нет ли запрещаемых во время фашизма изданий.
Архивные документы 1944 года
К разделу «Ноябрь 1944 года»
«Закрытые фашистами издательства и организации имели богатые фонды, но их фонды распались, и разыскивать их в настоящее время или выяснять, куда они были переданы, затруднительно. Необходимо в будущем непременно выяснить на месте, в самой Германии, например, где в настоящее время находится архив Г. Гейне, материалы, связанные с поэтом В. А. Жуковским, фонды закрытых издательств и обществ и т. п. Должны быть обследованы некоторые специальные вопросы: куда поступили книги и рукописи, захваченные фашистами в СССР и отправленные в Германию, куда поступило ценное собрание автографов эмигрировавшего из Австрии писателя С. Цвейга (там были автографы и русских писателей».
Отчет о деятельности Библиотеки за 1944 год
~
1945 год
Год Победы
Библиотека иностранной литературы продолжает в полной мере осуществлять свою деятельность по пропаганде антифашистской литературы, по преподаванию иностранных языков посетителям и военным, по их ознакомлению с литературой союзных и дружественных стран. Но главными задачами в этом году становятся подготовка и проведение мер по обеспечению репараций со стороны Германии в области книг и библиотечного дела.
Не позднее 21 февраля 1945 года
В библиотеке подготавливают проект письма, которое председатель Комитета по делам культурно-просветительских учреждений при СНК РСФСР Т. М. Зуева должна направить наркому обороны СССР. В письме предлагается организовать вывоз книг из Германии в пострадавшие от войны и разоренные отечественные библиотеки. С 1941 года на территории страны тем или иным образом было уничтожено более 50 тысяч библиотек и 180 миллионов книг. Кроме того, не поддающееся точному подсчету количество изданий, в том числе первопечатные книги, было вывезено в Германию.*
4 мая 1945 года
Выходит приказ о командировании директора Библиотеки иностранной литературы Маргариты Ивановны Рудомино в Германию для вывоза книг в счет компенсации за потери советских библиотек во время войны. Ее деятельность там будет включать в себя несколько важных пунктов: выявление мест хранения книжных фондов; поиск и возвращение книг, вывезенных из СССР специальными нацистскими командами, и литературы, принадлежавшей нацистским учреждениям; изучение трофейных коллекций, предназначенных для отправки в СССР, а также издательств, книжных складов и магазинов; выявление и вывоз библиотечного оборудования и библиотечной техники.
6 мая 1945 года
Маргарита Ивановна в звании подполковника прибывает в Берлин, где работает — с небольшим перерывом на конец 1945 — начало 1946 года — до ноября 1946 года. Ее первые впечатления прекрасно передает фраза из письма семье в Москву: «Берлина нет, и поэтому сложно работать».
9 мая 1945 года
В 2 часа 10 минут ночи по московскому времени знаменитый диктор Юрий Левитан зачитывает «Акт о безоговорочной капитуляции германских вооруженных сил» и Указ Президиума Верховного Совета СССР от 8 мая 1945 года «Об объявлении 9 мая праздником Победы».
До 24 июня 1945 года
Маргарита Ивановна Рудомино отправляет в Москву из Берлина первую партию книг. Помимо своей основной в этой командировке деятельности, она занимается решением важных проблем Библиотеки иностранной литературы: выискивает специальное оборудование для размножения материалов и каталожных карточек, стальные стеллажи.
Поиск книг для репараций и решение других задач заставляют Маргариту Ивановну Рудомино ездить по всей Германии: она посещает Потсдам, Дрезден, Хемниц, Лейпциг, Магдебург и многие другие города. Разнообразие и сложность вопросов, которые она перечисляет в своей записной книжке, чтобы потом поднять их во время телефонных разговоров с Москвой, показывают, из каких элементов состояла ее деятельность как библиотечного работника в послевоенном Берлине.
Архивные документы 1945 года
«По имеющимся сведениям в городах, господских домах и т. д. в Германии оставлены книги на немецком и др. иностранных языках, которые недостаточно охраняются и зачастую используются далеко не по назначению. Среди этих книг много учебной, технической, научно-популярной и др. литературы, а также произведения классиков и современной литературы не только на немецком, но и на других иностранных языках. Книги эти до сих пор не учтены, и, как нам кажется, трофейные комиссии мало интересуются ими и уделяют их учету, охране и организованному вывозу недостаточно внимания.

Между тем, крупнейшие библиотеки нашей страны, в том числе Библиотека имени Ленина, Ленинградская публичная библиотека, Библиотека иностранной литературы и др. библиотеки СССР, имеющие иностранные отделы, чрезвычайно нуждаются в этих книгах…

…Необходимо:

1) дать категорический приказ, запрещающий использовать книги не по назначению,

2) в составе трофейных комиссий выделить библиотечные бригады из квалифицированных военных сотрудников, знакомых с иностранными языками, на которых должен быть возложен учет, сбор и организация охраны этих книг,

3) особое внимание уделить выявлению вывезенных из СССР книг и организовать возврат их соответствующим библиотекам,

4) организовать отправку книг из Германии в СССР.

Со своей стороны Комитет мог бы создать отдельные бригады из специалистов-библиотекарей, которые могли бы на месте произвести соответствующий отбор книг, чтобы не загружать транспорт ненужными и вредными книгами».

- проект письма Т. М. Зуевой для наркома обороны СССР
«I. Добиться новых работников в Берлин:

1. Для обследования имений.
2. Для покупки книг в разных городах Германии.
3. Для выявления книжных коллекций для репарационных целей.
4. Для сопровождения эшелона.
5. Для вывоза книг из шахт.
6. Для обследования бесхозного книжного имущества, согласно приказу Жукова от 30.Х.1945 г.

II. Получение денег на покупку книг в Германии.
<_>

3) Издание в Лейпциге матрицы работ ГЦБИЛ.
4) Крытые вагоны для эшелона.
5) Вопросы, связанные с пересылкой книг в Москву, — передача, хранение, распределение по библиотекам.
6) Аванс на содержание аппарата в Германии.
7) Шахты — постановление ЦК.
8) Заказ для ГЦБИЛ — мебель.
9) Выяснить вопрос с «Deutsche Bűcherei».

Изъятие:
1. Всей литературы, издававшейся фашистским правительством на территории временно оккупированных областей СССР.
2. Всей эмигрантской литературы, издававшейся на русском языке в Германии, начиная с 1917 года.
3. «Советики» — книг о СССР, изданных в Германии с 1933 г.

10) Выяснить вопрос о Прусской библиотеке — какие части брать из эвакуированных по репарации или изъять.
11) Об издании книг на русском языке в Германии для СОВВГ (матрицы). Присылка книг через ОГИЗ — для СОВВГ — Телегин, Шикотенко (Юдин).
12) Фирма Mannesmann — Наркомат местной промышленности (зам. наркома Непомнящий). Организовать выпуск библиотечной продукции в Куйбышеве (?).
13) Заказ обзоров немецким специалистам (библиотековедение, библиография, книговедение, изучение иностранных языков, современная литературы и др.)
4) Издание 2-3 библиографических указателей по раскрытию содержания книжных фондов ГЦБИЛ — получить разрешение ЦК (отдел печати) и привести рукописи.
15) Заказ Комитета культуры на имя ген.-лейт. Бокова (члена Военного совета СВА в Германии) на периодические издания Германии на 1946 г. для крупнейших библиотек СССР.
16) Получить разрешение СНК на приобретение машин для Комитета.
17) Разрешить вывоз отобранной литературы из Кенигсберга.
18) Получить издательский экземпляр из издательства «Шпрингер» для библиотек Комитета — Скородумов, Иваненко, Фигуровский.
19) Документ, оформляющий ввоз в СССР, — постановление — ЦК — Пронин, Александров, Косыгин, Горкин».

- вопросы для обсуждения по телефону с Москвой, 1945 года
План ГЦБИЛ на 1945 год
Справка о ГЦБИЛ от 23.01.1945
К разделу «6 мая 1945 года»
Маргарита Ивановна и Адриан Рудомино в Берлине, июнь 1945 года
«6 мая 1945 г. 6 ч. утра — аэродром.

9 ч. утра — вылет из Москвы.

12 ч. — Минск. Тошнота. Туман.

6 ч. вечера — аэродром в Берлине. Гостиница аэродрома. Разрушения. Трупы в комнатах, трупы в канаве.

9 ч. вечера — 3 ч. утра — в кабине грузовика, разрушенные городки. Клостерхоф. Комендатура. Клуб с джазом. Первые немцы. Немец со свечкой у калитки. Размещение по квартирам. Сбор постелей в погребе. Собака Пипо. Разрушения в квартире жокея. Ночь в комнате наверху.

7 мая. Поиски новой квартиры. Военная комендатура. Переезд. Столовая. Штаб. Тачки с подушками по улицам — возвращение немцев в квартиры.

11 ч. вечера — конец войны (англ. радио).

8 мая. 10 ч. утра — Берлин — город руин и мертвецов. Пожары. Караваны переселенцев-иностранцев. Немцы возвращаются в Берлин. Велосипедисты. Тачки с вещами и людьми. Очереди с ведрами за водой. Корпорации книгопродавцов. Руины на Potsdamer str. — три библиотеки не существуют. Загородное управление связи. Брошенные квартиры СС. Поездка на открытых машинах обратно.

Поздно вечером, по дороге к дому узнали из фронтового радио о капитуляции Германии. Радость. Целовались со своими в машине. Регулировщицы смеялись, отдавали честь, бойцы аплодировали, танцевали. Рупор огромной мощности на грузовике объявлял приказ Жукова по частям 1-го Белорусского фронта».

- Фрагмент из дневника, который М. И. Рудомино вела в Берлине
Маргарита Ивановна и Адриан Рудомино в Берлин, июнь 1945 года
Сотрудники «Иностранки» в годы
Великой Отечественной войны
Общее фото, 1938 год
Яков Иванович Менцендорф
Заместитель Маргариты Ивановны Рудомино по научной работе
Яков Иванович Менцендорф
Директор Библиотеки иностранной литературы с 1921 по 1973 год Маргарита Ивановна Рудомино очень ценила своего ближайшего сотрудника. С большим чувством она написала о нем в своей книге «Книги моей судьбы: воспоминания ровесницы ХХ века»:

«С особой признательностью хочу вспомнить Якова Ивановича Менцендорфа (1898–1965), чей профессионализм, честность и преданность делу не раз спасали в те страшные годы и меня, и Библиотеку. Яков Иванович работал у нас с 1935 года, поступил к нам в справочно-библиографический отдел, возглавлял отдел комплектования, а в 1940 году стал заместителем директора по научной работе.

Это был уникальный человек: полиглот, эрудит, прекрасно разбиравшийся в общественно-политической литературе Западной Европы и США. По собственному почину он следил за "идеологической чистотой" Библиотеки, особенно наших книжных фондов, внимательно изучал все наши выставки, чтобы ни одна опальная фамилия не просочилась. После его проверки ни один цензор не мог к нам придраться. Искренность и честность Якова Ивановича снискали ему уважение коллег и читателей».
А вот как вспоминал о Якове Ивановиче Менцендорфе верный друг и читатель библиотеки, литературовед, диссидент и правозащитник Лев Зиновьевич Копелев в своем тексте «Это было чудом...», посвященном Библиотеке иностранной литературы и памяти Маргариты Ивановны Рудомино:

«В те годы Библиотека иностранной литературы оставалась едва ли не единственным в Москве учреждением, в котором не обнаружили "вражеского гнезда", никого не разоблачили. Разумеется, время от времени и в библиотеке созывались собрания, читались доклады о "коварных методах вражеских разведок", принимались резолюции с требованиями "беспощадно карать". Однако в 1938–1939 гг., когда я был уже постоянным читателем, завсегдатаем библиотечных будней и праздников, не помню, чтобы кто-нибудь из сотрудников "исчезал" или кого-то "прорабатывали". Но именно в это время заместителем Маргариты Ивановны стал Яков Иванович Менцендорф. Он был необычайным человеком, и его назначение по тем временам было необычайным. Бывший латышский стрелок, участник Гражданской войны, потом сотрудник Коминтерна, он в 30-е гг. считался "дипломатом", занимал какую-то должность в посольстве СССР в Лондоне, но работал "по линии Коминтерна". Он был образованный историк, филолог, владел несколькими европейскими языками, отличался чрезвычайной добросовестностью, кропотливой точностью и аккуратностью. В 1937 г. <…> Яков Иванович прислал из Лондона письмо в ЦК партии, в котором признавался, что в 20-е гг. некоторое время сочувствовал оппозиции, сомневался в "генеральной линии", что это воспоминание мучило его и он должен и может быть только предельно откровенен с партией… Его немедленно отозвали из посольства; некоторое время он оставался безработным. Маргарита Ивановна не побоялась назначить его сотрудником справочно-библиографического отдела. Вскоре он стал главным цензором библиотеки. Некоторые сотрудники говорили: "Наша Маргарита хитрая — взяла себе такого помощника, и сама уже о бдительности может не беспокоиться. У Якова Ивановича комар носа не подточит. Он раньше любого главлита знает, какую книжку перевести в спецхран, какие фамилии вычеркивать из каталогов". (Когда в 1956 г. я после реабилитации пришел в библиотеку, Яков Иванович дружелюбно и с неподдельной радостью встретил меня: "Ох, сколько я туши потратил, вычеркивая вашу фамилию и на карточках, и в каталогах… Но все хорошо помню, теперь восстановим".)»
Аннотированный список немецкой литературы
Я. И. Менцендорф
Татьяна Сергеевна Ступникова
1923–2005
Татьяна Сергеевна Ступникова
Дочь репрессированных родителей Татьяна Ступникова в 1944 году добровольцем ушла в действующую армию и в августе декабре прошла курсы военных переводчиков. С декабря 1944 года по май 1945 года переводчик с немецкого группы ближней разведки 38-й армии (4-й Украинский фронт), 130-го отдельного полка связи (ОПС) , с мая 1945 года по январь 1946 года переводчик в Штабе советской военной администрации в Германии, с января 1946 года по январь 1947 года синхронный переводчик советской делегации в Международном военном трибунале на Нюрнбергском процессе. Написала об этом книгу «Ничего кроме правды», которая содержит бесценные факты, полностью отсутствующие в официальных источниках.
Награждена орденом Отечественной войны 2-й степени, медалью «За боевые заслуги».

После окончания войны Татьяна Сергеевна работала в Государственной библиотеке СССР им. В. И. Ленина (ГБЛ), с сентября 1948 года по июль 1957 года библиограф отдела справочно-библиографической и информационной работы, главный библиотекарь научно-методического отдела библиотековедения; с ноября 1988 года до марта 1990 года старший научный сотрудник отдела зарубежного библиотековедения и международных библиотечных связей.

Почитать воспоминания крестницы Татьяны Сергеевны можно здесь.

Медаль «За боевые заслуги»
Наградные документы Т. С. Ступниковой
Инна Михайловна Левидова
1966–1988
Инна Михайловна Левидова
Советский литературовед, критик, библиограф, переводчик, сотрудник Библиотеки иностранной литературы.

Дочь писателя Михаила Левидова и врача Беллы Минц.

На протяжении многих лет главный библиограф Всесоюзной библиотеки иностранной литературы. Наиболее известна как основоположник русской библиографии Шекспира: фундаментальный труд «Шекспир: Библиография русских переводов и критической литературы на русском языке, 1748–1962» (1964 год) и дополнительный том «Библиографический указатель русских переводов и критической литературы на русском языке, 1963–1975» (1978 год).
Аналогичные, хотя и гораздо более скромные по масштабу, библиографические труды Левидовой посвящены Вальтеру Скотту, Герберту Уэллсу, Говарду Фасту, Джону Голсуорси и другим английским писателям. С предисловиями Левидовой выходили в СССР книги О. Генри, Томаса Вулфа и др. Творчеству О. Генри посвящена книга Левидовой «О. Генри и его новелла» (1973 год, расширенное издание 2012 год).

Опубликовала ряд переводов прозы, поэзии, эссеистики с английского языка, в том числе в антологии «Английская поэзия в русских переводах. ХХ век» (1984 год).

Награждена медалью «За боевые заслуги».

Медаль «За боевые заслуги»
Наградные документы И. М. Левидовой
София Владимировна Голубятко
Егор Алексеевич Алексеев
Наталья Александровна Аросьева
Ирина Адамовна Данилевская
Ирина Ивановна Наумова
Екатерина Александровна Крашенинникова
Владимир Михайлович Ангарский
Марина Сергеевна Гурычева
Роза Францевна Ваги
Мария Акимовна Фурсова
Диляра Гиреевна Жантиева
Нина Николаевна Фольц
Георгий Сергеевич Бирюлин
Надежда Зиновьевна Фридман
Елена Федоровна Брук
Тамара Семеновна Юньева
Заявления и справки о мобилизации
Стародворцев В. С.; Лапшин В. И.; Шкинев Н. А.; Захаров С. Ф.; Эдер А. К.
Наградные листки сотрудников Библиотеки
Письма
Photo by Jacob
Photo by Leio
Photo by Jacob
Photo by Marion
Photo by Jacob
Photo by Shifaaz
Photo by Mike
Photo by Jason
Photo by Sven
Photo by Ed
Photo by David
Photo by Hal
Сотрудники ГЦБИЛ на фронте и в тылу
Список сотрудников Государственной центральной библиотеки иностранной литературы на фронте и в тылу в годы Великой Отечественной войны
1943. Регистрация читателей в особняке в Лопухинском переулке
Подготовили расширенный список сотрудников библиотеки, которые составляли трудовой коллектив «Иностранки» в период Великой Отечественной войны с 1941 по 1945 год. Именно они воевали на фронтах и работали в тылу. Некоторые сотрудники из списка (подчеркнуты) имеют дополнительную раскрывающуюся информацию.

Давайте вместе вспомним тех, кто представлял Библиотеку иностранной литературы в тот непростой исторический период. Список будет дополняться.
Книги, изданные ГЦБИЛ
в 1941–1945 годах (в фонде)
Издательство: ГЦБИЛ (Москва). Дата издания: 1941 год. Основной фонд
Издательство: ГЦБИЛ (Москва). Дата издания: 1941 год.
Основной фонд
Издательство: ГЦБИЛ (Москва). Дата издания: 1941 год. Основной фонд
Издательство: ГЦБИЛ (Москва). Дата издания: 1941 год. Основной фонд
Издательство: ГЦБИЛ (Москва). Дата издания: 1941 год. Основной фонд
Издательство: Всесоюзная книжная палата. Дата издания: 1943 год.
Основной фонд
Издательство: Всесоюзная книжная палата. Дата издания: 1943 год.
Основной фонд
Издательство: Государственное библиотечно-библиографическое издательство. Дата издания: 1945 год.
Основной фонд
Книжная выставка
Подборка современной художественной литературы о Второй мировой из нашего фонда
Благодарим за помощь в создании подборки Справочный отдел Библиотеки
Выставка «Жизнь против смерти»
Великая Отечественная война в зарубежной детской литературе
Chmielewska, Iwona. Pamięnik Blumki. Poznań, cop.2011 г.
Подборку книг, представленных на выставке сотрудники Детского зала Иностранки начали собирать много лет назад. За это время удалось включить в нее десятки книг, рассказывающих детям о трагедии Второй мировой войны. Они изданы в разных странах. Многие из них есть в в фонде Библиотеки иностранной литературы. Часть из того, что удалось собрать представлена в виде виртуального каталога выставки.

Спасибо всем? авторам, переводчикам, издателям за прекрасные книги! Тема не исчерпана, разговор не закончен. Читайте, думайте, помните!

Виртуальная выставка включает лишь часть собранных сотрудниками Детского читального зала книг. Полный аннотированный каталог представлен на сайте Детского зала.
Благодарим за помощь в создании подборки Детский зал Библиотеки
Проект
«Библиотеки — свидетели Победы»
Наш проект посвящен 75-летию со дня Великой Победы, одной из самых важных страниц мировой истории.

Национальные библиотеки России, стран СНГ и ШОС хранят историю всего человечества в собраниях книг, произведениях печати и письменности, но главное в них - уникальные воспоминания тех, кто становился свидетелем событий былой давности. «Библиотеки - свидетели Победы» — это проект о человеческих судьбах, героизме и невообразимой отваге наших предков. «Библиотеки - свидетели Победы» — это истории о радостном миге Победы, за которую единым фронтом доблестно сражались дружественные народы. Историю вершат простые люди, ставшие настоящими героями своего времени. Пусть в памяти поколений они останутся героями навеки.

Узнать все подробности проекта и познакомиться с историями героев можно на официальной страничке.
Всероссийская акция
«Женское лицо Победы»

Организатор акции — «Союз женщин России» при научной поддержке Российского военно-исторического общества.
Планшет с поэтессами
Выставка «Женское лицо Победы», рассказывающая о вкладе женщин в победу над фашизмом в Великой Отечественной войне, посвящена 75-летию Победы и 110-летию со дня рождения В. С. Гризодубовой.

Во время Великой Отечественной войны на различных фронтах воевали 800 тысяч женщин. Среди них — медсестры, летчицы, снайперы, зенитчицы и др. А сколько тех, кто трудился в тылу: в полях, у станков, возводивших заводы и фабрики. Огромный труд лежал на хрупких женских плечах.

Валентина Гризодубова — советская летчица, полковник, участница одного из рекордных перелетов, участница Великой Отечественной войны, первая женщина, удостоенная звания Героя Советского Союза, Герой Социалистического Труда. Валентина Гризодубова — единственная женщина в истории авиации, которая была командиром мужского авиаполка. Она участвовала в обороне Москвы, освобождении Минска, снятии блокады Ленинграда и других величайших сражениях.

Выставка предоставлена нашим партнером — Общероссийской общественно-государственной организацией «Союз женщин России»